Всяк из нас, непрерывно являясь потребителем того и сего, не единожды в день отвечает себе на вопрос: «Где сыскать необходимое получше да подешевле и что из сысканного выбрать?» Одновременно многие из нас кем-то работают, а немалое число из работающих что-то продает и, оказываясь «по другую сторону прилавка», задается совершенно иным вопросом: «Как продать побольше да подороже с минимальными усилиями и затратами?»

То есть, не все потребители – продавцы, но все продавцы – потребители. Казалось бы, кому, как не продавцу, знающему не понаслышке положение дел «по обе стороны прилавка», обеспечить полный консенсус. Но таки нет. Желание продавца заработать далеко не всегда порождает стремление к обеспечению максимального учета интересов потребителя за счет повышения качества при снижении цены.

Принцип «не обманешь – не продашь», увы, пока превалирует на рынке. Причем, не только на российском, чему скандалы с заявлениями и рекомендациями Всемирной организации здравоохранения, приводящими к кратному увеличению объемов продажа квартир в ярославле продукции фармацевтических компаний, являются недвусмысленным подтверждением.

Если даже самую малость приподняться над ситуацией, немножко утрировать ее, а потом оценить полученное с точки зрения здравого смысла, результат выйдет абсолютно шокирующий своей бредовостью. Ибо если предположить, что «не обманешь – не продашь» - основной принцип ведения бизнеса, которым руководствуются все до единого, то результатом будет страсть страшенная!

Продавец-обманщик, втюхав свое дрянненькое, вынужден на вырученные доходы приобретать чужое такое же, потому что другого нет: все завираются, лишь бы впендюрить. На выходе: человек человеку – лжец и враг, на рынке ничего, окромя дряни, не водится, а просвету не видать. Получается, что нам и террористов в помощь не надо - сами себя производимой своими же руками и умами дрянью изводим под корень.

Правоприменительная практика по-прежнему в значительной степени непредсказуема. В доменных спорах большое значение имеют как обстоятельства и их детали, так и уровень подготовки дела и выбранная правовая позиция. Тем не менее, попробуем привести более-менее сложившиеся в судебной практике подходы к разрешению тех или иных вопросов в спорах о доменных именах. Доменное имя не выделено в качестве самостоятельного объекта гражданских прав, права на доменное имя не могут быть противопоставлены правам на средства индивидуализации. Это в корне ошибочный вывод соответствующих судей. Однако он часто используется в качестве аргумента для запрета на использование спорного доменного имени.

Суды склонны делать вывод, что доменное имя, в котором используется товарный знак в точном его варианте, - единственный способ индивидуализации обладателя товарного знака в Интернете. Наличие других доменных имен у владельца товарного знака не лишает его права на получение всех доменных имен, содержащих его товарный знак. Желание привлечь посетителей на сайт за счет доменного имени, содержащего товарный знак другого лица, признается проявлением недобросовестности. Нарушение прав на товарный знак - не единственное основание (не единственная возможность) для оспаривания прав владельца доменного имени на спорное доменное имя.

Суды также могут защитить права на фирменное наименование или коммерческое обозначение (если истец докажет наличие такового). Основанием для запрета на использование доменного имени могут стать и нормы о недобросовестной конкуренции или даже о злоупотреблении правом со стороны ответчика. Немалое значение имеют даты регистрации средств индивидуализации и доменного имени (кто первый встал, того и тапки), однако это далеко не всегда решающее обстоятельство, хотя и очень весомое. Отсутствие сайта под доменным именем не способно защитить его владельца, нередко сама регистрация доменного имени признается судьями нарушением прав на товарный знак, хотя товарный знак всегда регистрируется в отношении конкретных товаров и услуг.

Передача прав на доменное имя до иска или во время процесса рассматривается судами как одно из доказательств недобросовестности владельца доменного имени.